Лукашенко между Россией и Украиной: братство или бизнес?

01.04.2014 16:572 комментарияПросм.: 1268

Чудеса политического шпагата, исполняемые с момента начала украинского кризиса президентом Беларуси Александром Лукашенко, до сих пор остаются загадкой как для отечественных, так и для западных аналитиков. С одной стороны, белорусский президент во время подхода к прессе после голосования на местных выборах 23 марта однозначно выступил за сохранение территориальной целостности Украины и против ее федерализации. С другой - во время этого же выступления признал, что "Крым де-факто стал частью России". Чуть позднее, во время переговоров с и.о. президента Украины Александром Турчиновым в Лясковичах, белорусский лидер заверил его в дружбе и братстве. Но лишь спустя несколько дней, 1 апреля, Александр Лукашенко на встрече с российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным заявил дословно следующее: "В любой ситуации мы будем с Россией".

Доллары

© Фото с сайта kinggeorgetavern.com

Большинству аналитиков, к сожалению, свойственно примитивизировать ситуацию, сводя ее к простой психологической формуле: "Лукашенко говорит всем собеседникам лишь то, что от него хотят услышать". На самом деле, проблема "двойственности" белорусского президента гораздо глубже и всерьез завязана на огромные деньги.

Только в последний относительно стабильный для Украины 2013 год объем товарооборота этой страны с Беларусью перевалил за 6 миллиардов долларов, причем с серьезным положительным сальдо в белорусскую пользу. Первое место в топ-10 продаж белорусской продукции на территории южной соседки (это около 70%), как водится, занимают нефтепродукты, производимые Мозырским НПЗ из "льготной" российской нефти. Их реализацией на территории страны-покупателя с успехом занимается предприятие "БНК-Украина".

На втором месте находится продукция машиностроения - грузовые автомобили и автобусы МАЗ, тракторы МТЗ, карьерные самосвалы БелАЗ. Для их продаж на территории Украины было создано около десятка совместных с Беларусью предприятий: "Донбасс-БелАЗ-сервис", "Торговый дом "МАЗ-Украина", "Сервисный ТЛЦ БелАЗ-Украина" и другие. По сути, Беларусь имеет на украинской территории целую товаропроводящую сеть (о которой, кстати, Лукашенко ненавязчиво упомянул во время своей встречи с Турчиновым).

Почетное третье место в десятке списка белорусских товаров, продаваемых в Украине, занимают удобрения, производимые концерном "Беларуськалий". Далее идут автопокрышки от "Белшины" (не зря украинцы недавно шутили, что это предприятие "является неофициальным спонсором "Евромайдана"), холодильники и морозильники "Атлант", гранулированный полиэтилен и пластиковая тара от новополоцкого "Нафтана", гербициды и инсектициды компании "Август-Бел", полированное стекло ОАО "Гомельстекло" (имеющего, кстати, в Украине собственный торговый дом), сигареты гродненской табачной фабрики "Неман", чулочно-носочная продукция от белорусской фирмы "Конте-Спа" и многое другое.

Разумеется, товарооборот Беларуси с Украиной в разы меньше товарооборота с Россией. Так, по официальным данным белорусского Госкомитета по статистике, он в истекшем 2013 году составил более 40 миллиардов долларов. Правда, есть одно существенное "но": отрицательное для Беларуси сальдо. В России весьма охотно покупают белорусские мясную и молочную продукцию, грузовики МАЗ и тракторы МТЗ, холодильники "Атлант" и телевизоры "Горизонт", но в денежном выражении все это никак не покрывает российского экспорта в Беларусь, который по объективным причинам состоит, в основном, из нефти, газа и сырья для металлургии. Проще говоря, для оплаты российских энергоносителей, Беларуси приходится продавать что-то из своей продукции и на рынках третих стран. Если верить все той же официальной статистике, Беларусь вынуждена доплачивать России (не продукцией, а "живой" валютой), в среднем, около 1,4 миллиарда долларов ежемесячно.

Понятно, что все это более-менее компенсируется возможностью продажи продукции, произведенной из "льготной" российской нефти в третьи страны, в основном - членам Европейского союза. Если ранее Беларусь пользовалась лазейкой в межгосударственных соглашениях в виде растворителей и разбавителей, за которые не нужно было платить экспортные пошлины в российский бюджет, то теперь она наладила выпуск из этой же нефти битумных смесей: лишь за январь 2014 года их экспорт вырос в 500 раз!

Такой способ пополнения белорусского бюджета, из которого затем дотируются убыточные государственные промышленные предприятия, является сугубо казуальным и, уж конечно, не может длиться вечно: рано или поздно лазейка будет закрыта так же, как это произошло с растворителями и разбавителями. Именно поэтому несложно предположить, что первоапрельский визит в Минск российского вице-премьера Дмитрия Рогозина, курирующего оборонную промышленность, был воспринят Александром Лукашенко в качестве уникальной возможности поправить финансовые дела в стране.

Здесь стоит заметить, что ситуация в российском оборонпроме в связи с вынужденным расставанием с украинскими партнерами сложилась действительно близкая к катастрофической, а на выполнении масштабных планов модернизации российской армии можно если не поставить крест вовсе, то, как минимум, отложить их на пока неопределенный срок. Впрочем, судите сами.

До начала противостояния в Крыму прямые продажи предприятий "Укроборонпрома" российским заказчикам составляли порядка 600 миллионов долларов в год. Разумеется, власти Украины, несмотря на прямой убыток множеству предприятий, решили "не вооружать агрессора" и наложили на такое сотрудничество запрет.

Что же входило в структуру украинского военного экспорта в Россию?

Прежде всего, это авиационные двигатели для боевых вертолетов и самолетов, выпускаемые на предприятии "Мотор Сiч" в Запорожье. Без них практически вся программа перевооружения армии России ставится под большой вопрос.

Российский военно-морской флот без украинских поставок также далеко не уплывет. Его модернизация невозможна без газотурбинных судовых двигателей, выпускаемых на заводе "Заря-Машпроект" в городе Николаеве. Кроме непосредственного ущерба обороноспособности ВМФ России, разрыв сотрудничества с этим заводом ударит по экспортным контрактам - ведь многие военные корабли российские верфи строят для зарубежных заказчиков.

Наконец, самое главное - ракетные двигатели. Днепропетровский "Южмаш" еще с советских времен являлся флагманом по производству комплектующих для ядерного щита СССР. Причем на украинских двигателях летают не только баллистические ракеты, способные нести ядерные боеголовки: космическая отрасль России также ими с успехом пользуется. По мнению экспертов, в случае окончательного разрыва российско-украинского сотрудничества об освоении космоса придется забыть, как минимум, на 15 лет. Более того, потеря украинских поставщиков будет стоить России около 2 миллиардов долларов ежегодного убытка.

Это - лишь наиболее крупные и дорогостоящие статьи сотрудничества ВПК России и Украины. Кроме авиационных, ракетных и судовых двигателей, из этой страны активно поставлялись бронетехника, оптика и электроника. Кое-что из этого списка умеют делать и в Беларуси, поэтому стремление Лукашенко занять освободившуюся после Украины нишу на российском рынке военных поставок вполне объяснимо.

Конечно, весьма сомнительно, что Минский моторный завод за короткие сроки освоит выпуск авиационных и ракетных двигателей или газотурбинных силовых установок для военных кораблей. А вот производство военной оптики и электроники на белорусских предприятиях "БелВар" и "Интеграл" - вполне реально. Есть необходимые технологии и в авиастроении: достаточно вспомнить успешную совместную разработку ОАО "Агат - системы управления" и Барановичского авиаремонтного завода - белорусский беспилотник "Гриф". Минский завод колесных тягачей давно и успешно поставляет в Россию "Волаты", на которых транспортируются баллистические ракеты, а Борисовский танкоремонтный несколько лет назад освоил технологии по глубокой модернизации бронетехники. Оптическая продукция НТЦ "ЛЭМТ" БелОМО давно применяется как в военной, так и в космической отраслях России, а КБ "Радар" успешно продает российским армии и флоту системы радиолокации. Причем возможности белорусской оборонки не ограничиваются одним лишь "железом" - к примеру, ООО "Белфортекс" с успехом разрабатывает и продает программно-оборонные комплексы для армии и силовых структур.

По итогам переговоров с Александром Лукашенко российский вице-премьер Дмитрий Рогозин уже успел сделать громкое заявление о том, что "место Украины в российском ВПК займет Беларусь". Разумеется, ввиду ограниченности ассортимента белорусских предприятий (например, полного отсутствия как таковой отрасли авиационного двигателестроения) слова Рогозина - значительное преувеличение. Но, тем не менее, свою долю весьма выгодных контрактов Беларусь, благодаря украинскому кризису, все же вполне может получить.

Насколько морально это выглядит после недавних заявлений Лукашенко, сделанных во время встречи с Турчиновым, о вечных дружбе и братстве - большой вопрос. В то же время, на предприятиях белорусского военпрома работают тысячи людей, и все они - избиратели.

Впрочем, совершенно несложно предположить, что, если бы Украина разместила в Беларуси в ущерб России военные заказы на несколько миллиардов долларов, Лукашенко поступил бы точно так же. Никакого братства - только бизнес.

Теги: